Бабочки

- Хо-чу-ба-бо-чек-ло-вить, хо-чу-ба-бо-чек-ло-вить, хо-чу-ба-бо... - на одной ноте выводит девичий голосок у меня над ухом.



Очень душно. Несмолкающий гул голосов - рой мошек над головой, с отдельными выкриками «это все Путин развалил!», «да как вы смеете!» и прочими лозунгами усиливает головную боль.

Я сижу в Отделении Сбербанка и не в первый раз уже заполняю документы на кредит: «ИНН, ОГРН, р/с, к/с»... - не сбиться бы среди всех этих циферок.



- Хо-чу-ба-бо-чек-ло-вить, хо-чу-ба-бо-чек...



Ей лет пять, от силы шесть. Она похожа на галчонка: худенькая, белокожая и черноволосая, с огромными черными глазищами, рассеяно рассматривающими сбербанковский линолеум. У нее в руках сачок. Обычный такой сачок для ловли бабочек. Вот только вижу я его впервые в жизни. Ну, не считая, конечно, мультфильмов и того, помните, черно-белого детского фильма «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен».



- Хо-чу-ба-бо-чек-ло-вить... - ни к кому не обращаясь, продолжает она.



И я сдаюсь: «А что, уже есть бабочки?»



Не поворачиваясь головы и продолжая теребить сачок: «Да, я уже поймала одну».



Решив по ее интонации, что разговор окончен, возвращаюсь к анкете: «совокупный доход, подоходный налог, профсоюзные взносы»…



- Только я ее отпустила.

- Молодец, - снова отрываюсь от своих бумажек.



Она прислоняет сачок к стулу, поворачивается ко мне все телом, складывает руки на столе и упирая в них подбородок, наблюдает за моей ручкой.



- Она сказала мне спасибо… - почти шепотом, - …и обещала ко мне прилетать вечером и песенки петь. Только она очень тихо разговаривает. Нужно сделать вот так, чтобы ее услышать. – Смотри!



И она прикладывает руку к уху и старательно морщит брови, показывая, как нужно слушать, чтобы услышать колыбельную, которую поет бабочка.



- А вообще-то я их поймала уже две. И обеих отпустила. Только вторая слишком тихо разговаривала. Я даже вот так (снова ладонь у уха) ее не услышала.



Она замолкает, разглядывая стол, мои бумаги, фирменную сбербанковскую ручку в подставке и на витом шнуре.



- Ой, смотри, эта ручка, как телефон! Правда, здорово? – И вот та тоже! А я знаю! Знаю! – она переходит на шепот, - Они – влюбленные!

- Почему?! – в попытке угадать ее логику, я ошарашено перевожу взгляд с одной потертой ручки с остатками зелененькой символики на другую. – Потому что они одинаковые?

- Да!

- А разве все влюбленные одинаковы?

- Конечно! Когда они влюблены друг в друга, они одинаковые! – в ее голосе звучит торжество. – Видишь, видишь, - они совершенно такие же!



…и в руках моих сачок, в метре от меня порхает «павлиний глаз» - такая редкость, в отличие от капустниц, тепло, но совершенно не душно, - видимо, рядом река, босые ноги уже выше щиколоток в пыли, и звенит-звенит на немыслимой ноте кузнечик…



- Пойдем, что ты тетю отвлекаешь, - молодая женщина улыбается, берет галчонка за руку и извиняясь пожимает плечами.

- Да, я пошла, мне пора бабочек ловить, - она подбирает сачок, деловито поправляет майку и кивает мне, - пока.

- Удачи тебе. До свидания.



Подпись заемщика, дата, ФИО, подпись руководителя организации, дата, ФИО, подпись главного бухгалтера, дата, ФИО, печать…



- Хо-чу-ба-бо-чек-ло-вить, хо-чу-ба-бо-чек...

19.05.05г.