Домик в гавани.

- Я старенький старичок, - говорил он ей, щурясь, - старенький старичок, девочка. Что слышно в порту?

- В порту весело, - отвечала она, насупившись, - и девушки в белоснежных платьях с букетами цветов.

- Де-евушки, - тянул он, - девушки - это прекрасно.

- Я соскучилась, - признавалась она и тут же начинала об этом жалеть.

- Я старенький старичок, - говорил он, отпивая текилу из граненой рюмки, выуженной из хозяйкиного буфета.

- Ты не старенький! - Она возмущенно топала ногой и на глазах ее выступали слезы.

- Господи, только не надо слез, пожалуйста, - усталое раздражение на лице.

- Это не слезы! - Злилась она. - Это ветер соленый. В порту сегодня ветренно.

- Ты славная и теплая девочка, - говорил он и думал о чем-то своем, поднося рюмку к губам.

- Снобы возненавидели бы тебя за эти определения, - вздыхала она, глядя на его руку. - Ты устал. Давай я уложу тебя спать.

- Не будь моей мамочкой, - сердился он, - я лягу сам, когда решу, что пришло время.

- Хорошо. Тогда, - предлагала она, - я сяду на ковер, положу голову тебе на колени и...

- Боже, какой бред ты несешь...- Он вставал и начинал ходить по комнате, от большого коричневого дивана к окну и обратно. Под его ногами тоскливо пели половицы.

- Хочешь, чтоб я ушла? - Покорно говорила она, глядя на его строгую спину.

Он молчал.

- Я пойду, - сказала она и встала, - купи себе что-нибудь на ужин.

Еще немножко постояла, глядя на его профиль у окна и вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь.

- Я старенький старичок, - сказал он, приложив горячий лоб к стеклу и глядя, как она идет от двери к калитке, - я старенький старичок...



В песочных часах на столе упала и затихла последняя капелька времени.

Вика Нани