Ежику было так хорошо, что хотелось лететь

Ежику было так хорошо, что хотелось лететь. Расправить крылья, взлететь высоко-высоко и долго-долго парить, не шевеля крыльями.

"Если бы я был птицей, - думал Ежик, - у меня обязательно были бы очень большие крылья. Один раз взмахнул, и - летишь..."

- Все равно надо махать, - вдруг сказал Медвежонок. - Взмахивать.

- Что?

- Я говорю, даже если, как у орла, все равно надо разика два, а взмахнуть.

- Ты о чем? - спросил Ежик.

- О том, - сказал Медвежонок. - О чем ты думаешь.

- Откуда ты знаешь, о чем я думаю?

- А чего тут знать-то? - не открывая глаз, сказал Медвежонок. - Ты всегда думаешь об одном и том же.

- О чем же?

- "О чем же?" - передразнил Медвежонок. - О том, что надо махать. А ты - ленивый. Тебе бы только лететь. Лети и лети, а машет пусть Медвежонок.

- Ты чего ворчишь? - изумился Ежик. - Я тебе что-нибудь сказал?

- А тебе и говорить не надо! Ему бы только лететь, видишь ли, лететь и лететь, а машет пусть Медвежонок.

- Да где ты за меня махал?

- Я всегда за тебя машу, - сказал Медвежонок. - Ты только не знаешь.

- Где? Когда?

- Везде. Всегда!

- Ты что - за меня дом убираешь?

- Причем здесь дом, когда мы говорим о крыльях?

- Ты что, за меня махал крыльями?

- Махал, - сказал Медвежонок.

- Когда?

- Всегда, - сказал Медвежонок. - Всегда, когда ты летишь, я машу крыльями.

Ежик вдруг зажмурился и когда открыл глаза, увидел вокруг такую красоту, что в душе взлетел высоко в небо и оттуда, сверху, вдруг увидел маленького себя и Медвежонка, и Мышь с зонтиком, и реку, и холм, и лес, и совсем крошечный Медвежонок вдруг вскочил, замахал лапами и закричал: "Ты не бойся! Ты лети! Я машу крыльями!"

Сергей Козлов