Это же он ее бросил тогда.

Это же он ее бросил тогда. Ну что сама? А ты бы не ушла, если б узнала? Ну вот. Что – я? Да какая разница – ушла не ушла… Ну я б не ушла. От него бы – нет, не ушла. Ну так это я. От него.

А она вещи собрала и уехала. И телефон сменила, и вообще…



Ну а что со мной? Вот он со мной, да? А в глаза не смотрит. И хорошо, что не смотрит. Я всё его взгляд ловила, пока… У него глаза… Ты же знаешь, какие у него глаза, да?

Были. А стали – болотные какие-то, мутные. Ничего не видишь. Даже отражения своего не видишь. А он же там, за мутью этой. Вязнет.



Сигареты есть у тебя? Да ничего не будет. Не будет, я говорю.

Чёрт, отвыкла.



Я ночью просыпаюсь, а он у окна стоит. Щекой к стеклу прижался и пальцами так по нему водит. И водит, и водит, и водит… Как будто…

Ну не могу я, не могу на это смотреть.

Что… На кухню пошла. Кофе варить.

Набрала ее со своего телефона и даю ему: на, говори.

Откуда-откуда. Узнала. Я про нее всё знаю. И тогда знала всё, и теперь.



И всё. Он ее голос услышал – и всё. Ничего вокруг нет. И говорит. Про всё, что я вижу вот всё это время, про всё это говорит. Что затягивает, что затянуло уже почти, что дышать не может...

Он говорит, а я по голове его глажу. Чтоб… Ну хоть как-то чтоб, хоть что-то. Ну что я еще могу, что?



Да что за зажигалка у тебя?!

Что нельзя? Ну что ты всё нельзя, нельзя. Можно. Можно уже, можно.

Только вот молчи, да?

Ну вот и молчи.

И хорошо.



А она…

Она ему: «Да пошел ты…»

Она.

Ему.



Тварь.

http://slavka-bulavka.livejournal.com/58541.html